Яскер и Лукавый - журнальное братство (jasly) wrote,
Яскер и Лукавый - журнальное братство
jasly

Гроссман, Гейман, Ротфусс, Уиллис и Тепляков

Василий Гроссман. Жизнь и судьба

Меня всегда забавляло, когда читатели жаловались на какую-нибудь книгу: «да у него слишком много героев, невозможно запомнить, ужас». И вот я читаю Гроссмана, и понимаю, что ощущения один в один. Кто эти люди? Анна Семеновна, Александра Владимировна, Людмила Николаевна, Евгения Николаевна — как можно запомнить персонажей с такими именами? Откуда вдруг все эти запутанные отношения? Кто, в конце концов, кому двоюродный дядя?

К счастью, где-то посреди романа я неожиданно выяснил, что сам дурак и «Жизнь и судьба» — вторая книга дилогии. И автор так ведет себя не потому, что ненавидит читателя и хочет смерти его, а просто читатель, по замыслу, с героями уже знаком, и давно. После этого животворящего открытия я, в общем, расслабился и дочитал с большим интересом.

Мощный, острый, многоаспектный роман, замечательный язык, богатая картина военного и тылового быта, богатая картина человеческих душ. Есть сомнительные вставки с элементами авторского препарирования той или иной проблемы, которые в общей ткани повествования смотрятся немного искусственно, но их мало, а в остальном книга очень хороша. Она трудная, и я трудно ее читал, но это потому, что она говорит с читателем о трудном. Про это, наверное, и не бывает легких книг.




Neil Gaiman, Sam Keith, Mike Dringenberg. The Sandman Vol. 1: Preludes & Nocturnes

Ну, вот и я приобщился. Конечно, в детстве у меня был любимый комикс «Суета внутри кита» (а еще этот, помните, про Тарзана, в книжечках таких маленьких). Правда, с тех пор я никогда не рассматривал комиксы как явление, которое может меня всерьез заинтересовать. Смешно наблюдать, когда Шелдон и Леонард спорят о том, должно разрубить Лоис Лэйн на три части или нет, когда Супермен ловит ее в воздухе (и вообще все шутки про комиксы там смешные). Круто узнать, что по одной из твоих любимых книг забацали комикс, то есть, простите, графический роман (да, я про «Игру престолов»). Все это занимательно, но я не думал, что буду заказывать и читать комиксы сам.

Однако это Гейман, name speaks for itself. А слова «Песочный человек» вообще оказывают на меня магическое воздействие. Почему-то мой мозг особенно живо реагирует на этот образ (кстати, в Rise of the Guardians очень клевый Песочный человек).

По итогам первого тома могу сказать, что это первосортная мрачняга и я уже заказал The Dolls House. Суровая эстетика, драматичное повествование, главный герой крутой, но не чрезмерно, сверхсущество, но с человеческим лицом. Me like.




Патрик Ротфусс. Страхи мудреца

Я тут ниже попытаюсь подойти к этой книге с позиций грубой расчлененки. Конечно, так не совсем честно, потому что художника, как известно, обидеть может каждый, но обычно это делается с художником целиком. Однако на сей раз наша расчлененочная мастерская, аккуратно выстланная антифанатским полиэтиленом, гостеприимно распахивает свои двери, чтобы обижать по частям.

Основной механизм повествования с первой книги не изменился: Квоут рассказывает свою историю сам. Не особенно новый и не феноменально свежий прием. У Квоута все та же сверхцель, ради которой он движется к локальной цели, - учится, то есть, в Университете. Как любой нормальный студент в любой нормальной книжке, где главный герой по сюжету вынужден похрустывать гранитом, Квоут располагает: нелюбимым преподавателем (одна штука); любимым преподавателем, он же местный сумасшедший (два в одном); добрыми друзьями (парочка, женщины не в счет); архетипичным хлыщом-богатеем, который существенно отравляет жизнь; рядом других знакомств сомнительной ценности. В наличии также определенный талант и осязаемая нужда. Похрустывание перемежается успехами (довольно основательными) и неудачами (довольно основательными). Затем нас настигают приключения за пределами Университета — необходимо пришпорить сюжет и подкачать героя. Помощь высокопоставленной особе. Помощь селянам. Кроссвидовое взаимодействие. Кросскультурное взаимодействие. Обретение некоторого количества знаний, некоторого количества славы, некоторого количества новых друзей и некоторого количества дензнаков, хотя об идейной борьбе за последние речь не идет. Попытка обретения некоторого количества любви.

Вы скажете, что перед нами омерзительно стандартный набор ингредиентов, и будете абсолютно правы, черт вас возьми. И второй том, кстати, длинный. Таким образом, сняв фартук и выходя из расчлененочной, что мы имеем?

Странно, но имеем мы хорошую книжку, которую я прочел с большим удовольствием. Нельзя сказать, что повествование не провисает совсем нигде, но для 1000-страничного двухтомника — нефатально. Удачные, яркие второстепенные персонажи (Аури с Куклой, например). Интересный процесс обучения и система арканических знаний. Дополнительный бонус, что главный герой — музыкант, и тема музыки активно и с любовью используется автором. Очень хорошо получились части в стране фейе и в Адемре (особенно в Адемре, хотя меня вообще легко заманить диалогом культур). Интересно также, что, хотя Квоут рассказывает как бы завершенную историю, все идет к тому, что история продолжается до сих пор. Это интригует. В общем, несмотря на то, что в расчлененном виде пациент не выглядит жизнеспособным, Ротфусс насочленял как следует, думаем мы с полиэтиленом.

Единственное, что меня смущает: остался последний том, а столько всего еще не произошло. Не облажаться бы на финише, а, мистер Ротфусс?




Андрей Тепляков. Пустошь

Это единственный отечественный роман в серии «Сны разума», поэтому я долго его откладывал. Но нельзя откладывать вечно, так что привет.

Внятных впечатлений у меня не очень много. Вышла хорошая, интригующая завязка (мой любимый технический прием «герои в полной заднице»), где-то посередине книги произошел спад, и, в общем, к финалу я выбрел уже с потухшими глазами. Нельзя сказать, что замах был на рубль, а удар получился совсем уж в неконвертируемой валюте, но как-то катарсис не стрясся. Не было момента, когда я бы подумал: «а классно автор повернул, здорово решил».

Мне кажется, из книги получился бы неплохой киносценарий, но именно в качестве романа и особенно на фоне лучших представителей серии «Пустошь», честно говоря, смотрится вяловато.




Конни Уиллис. Книга Страшного суда

Очередное большое событие для ценителей фантастики: перевели Doomsday Book Конни Уиллис. На этом стоило закончить и разойтись по своим читательским углам, но жена считает, что надо поподробнее написать. Демонстрирую смирение.

Я довольно (ладно, на самом деле — очень, говорил уже?) чувствительный человек, и книга изрядно меня потрепала. Она сильно звучит, но и требует для этого большой эмоциональной отдачи. При этом Уиллис ведет внешне очень простой рассказ. Эпический размах? Проходите. Героический тыбыдыщ? Дальше по коридору. Умопомрачительная движуха? Голубая луна передает привет. Ничего такого там нет, история совершенно простая, камерная — и поэтому, наверное, такая пронзительная.

Вообще говоря, в романе есть детали, к которым можно было бы при желании придраться, но, как правильно догадался джентльмен в первом ряду, такого желания у меня нет. Оставлю это более бесчувственному беспристрастному читателю. И потом приду к нему в комменты (кто-то же должен будет плюнуть в лицо такому человеку).

Не знаю, как сложится судьба этой книги в эпоху победившего попаданчества, потому что в ней, кажется, нет ничего, что можно было бы продавать. Нет кричащего, захлебывающегося ура-патриотизма; нет героев, которые переносятся в прошлое с арсеналом из пяти десятков смертоносных приемов, багажом знаний, рассчитанным на семерых, и карманной схемой атомного авианосца для разрешения совсем спорных ситуаций; никто никого не обувает, не побеждает и даже нельзя сказать чтобы спасает. А может быть, кстати, это как раз хорошо.

Есть искушение порассуждать о том, что «Книга Страшного суда» немного запоздала, что 20 лет — большой срок и нужно было перевести ее раньше. Я этого говорить не стану, потому что перед нами замечательный роман просто про людей, а такие книги клали на 20 лет с гуманистическим прибором.

И да, тираж в 2000 экземпляров — это позор.





Книжное 1 | Книжное 2 | Книжное 3 | Книжное 4 | Книжное 5 | Книжное 6 | Книжное 6 1/2. Максим Хорсун. «Рождение Юпитера» | Книжное 7 | Книжное 8 | Книжное 9 | Книжное 9 1/2. Роланд Хантфорд. Покорение Южного полюса | Книжное 10 | Книжное 11 | Роберт Л. Хайлбронер. Философы от мира сего | Elinore Pruitt Stewart. Letters of a Woman Homesteader | Паоло Бачигалупи. Заводная | Книжное 12 | Джеймс Макферсон. Боевой клич свободы. Гражданская война 1861-1865 | Книжное 13 | Книжное 14 | Книжное 15 | Книжное 16 | Книжное 17| Книжное 18
Tags: книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments