Яскер и Лукавый - журнальное братство (jasly) wrote,
Яскер и Лукавый - журнальное братство
jasly

Category:
  • Music:

Книжное

В этот раз получилось много букв. Beware!



Говард Лавкрафт. «Тень над Инсмутом».

Литература ужасов остается для меня привлекательным, но редким развлечением. Я очень впечатлительный, недолго, однако довольно ярко помню последнюю прочитанную книгу, поэтому после хоррора плохо сплю. При этом мне крайне любопытно, как художественными средствами текста можно создавать атмосферу ужаса. В результате такой несколько парадоксальной ситуации «ужасные» произведения редко, но все-таки попадают в зону моего внимания.

«Тень над Инсмутом» - классика жанра, которую все уже миллион лет назад миллион раз прочитали. Это небольшая повесть о злоключениях молодого человека, собравшегося с пользой провести время, а вместо этого сделавшего ряд малоприятных открытий, изменивших его жизнь.

Жутковатую атмосферу Лавкрафт создает умело, хотя и нельзя сказать, что волосы встают дыбом. Кроме того, постепенно начинают раздражать повторяющиеся сентенции вида «и тут меня объял неописуемый ужас» и немного перегруженные конструкции. Последнее, впрочем, скорее результат встречи басурманского наречия с великим и могучим.

Несмотря на вышепредставленный нудеж, повесть мне понравилась, и я, пожалуй, почитаю у Лавкрафта что-нибудь еще.



Станислав Лем. «Эдем».

Группа исследователей потерпела незапланированную аварийную посадку на планете, которую оптимистичное человечество окрестило Эдемом. Выдало своего рода аванс: на планету прежде не высаживались, и никто понятия не имел, как оно там на самом деле. Оказалось, что на самом деле там как минимум не курорт – и это если охарактеризовать положение предельно мягко.

Лем на материале первого контакта рассматривает человеческую реакцию на ситуацию, которая подпадает под человеческое же определение аморальной. В сущности, это вопрос невмешательства: делать что-то или ничего не делать; есть ли у человека право вмешаться; может ли он адекватно оценить и прореагировать на то, что происходит в рамках устоев чуждой цивилизации. Встреча гуманизма с реальностью, так сказать.

Пожалуй, несколько портят впечатления излишне пространные описания местных, эхм, достопримечательностей и флорофауны. Хотя и им можно найти объяснения: Лем, думаю, старается передать, что чувствуют люди, окруженные со всех сторон неведомым и непонятным. В остальном роман замечательный. Пронзительная, трогательная, грустная книга.



Торнтон Уайлдер. «Мартовские иды»

Торнтону Уайлдеру в Хэмден, штат Коннектикут

5. (О «Теофиле Норте». Изложено в мартовской записке от 8 числа сего года)
6. (О розыгрыше одномастных коннекторов на постфлопе)
7. (Об изучении литературы в школе)
8. (О романе в письмах «Мартовские иды»)

После «Теофила Норта» (да, собственно, уже в процессе) понял, что мои отношения с вашими книгами сложатся удачно. О «Норте» я писал ранее, повторяться не буду. Прочитав его, сделал перерыв в знакомстве с вашим творчеством: редко когда читаю одного автора подряд, да и слишком много всего запланировано.

За «Иды» взялся после упражнений в английском – кажется, небезуспешных. Надо признать, что античная история – не самый мой любимый предмет еще со времен университетской скамьи. Тем не менее, чем дальше от золотых, как говорят, студенческих лет, тем больший интерес возбуждают темы, ранее казавшиеся скучными и недоступными. Конечно, теперь уже я вообще все забыл, так что вы счастливо избежите обильных упреков за исторические неточности, промахи, несуразности, домыслы и прочая. Насладиться подобного рода замечаниями можно, например, у одного британского блогера; направляю вам ссылку и копию текста приложенным файлом. Замечания в целом дельные и не лишены оснований, хотя по отношению к вымышленному тексту и смотрятся несколько несуразно. Внутренняя стройность и непротиворечивость произведения позволяет людям, которые, как и я сам, неблестяще знакомы с избранным периодом, получить от текста большое удовольствие, не спотыкаясь на сомнительных с исторической точки зрения местах. Конечно, я как историк не должен был бы этого писать, однако дырявая память порой служит на благо.

В стилистическом отношении книга очень хороша, читается как убедительная мемуаристика или удачное издание выбранных писем. Дополняют картину всевозможные пометки и пояснения, весьма складно ложащиеся в текст. Образ Цезаря постепенно обрастает деталями, приобретает человеческие черты, наполняется красками и оживает. Кажется, это безупречный правитель, мудрый и обстоятельный в своих решениях, этакий полубог, а затем – это уже просто человек, которого терзают сомнения и ранят мысли о грядущем. Пожалуй, мои излюбленные места – дневник диктатора в форме посланий своему искалеченному другу Луцию Мамилию Туррину на Капри. Тот никогда не отвечает, а Цезарь все пишет, пишет, пишет.

Кажется, что эти письма можно читать до бесконечности, но вот чем плох ваш роман, мистер Уайлдер: он преступно короток.

P.S. Читал, что Беннетт Керф на встрече Американской ассоциации книготорговцев лестно отзывался о «Мартовских идах»: мол, в тот год вышло ровно три приличных романа – и ваш среди них. Другие были Норман Мейлер с «Нагими и мертвыми» (кстати, отметил себе) и, кажется, какой-то южноафриканец, имени я не запомнил.



Робин Хобб. «Ученик убийцы».

Можете считать меня бессердечным созданием, но бесконечные терзания незаконнорожденного отпрыска королевской фамилии с говорящим именем Фитц в целом оставили меня безучастным. Не очень убедил и сконструированный Хобб мир: возникает ощущение, что это просто декорации, с некоторой поспешностью выстроенные для большей убедительности Фитцевых внутризамковых страданий. Тут у нас будут крестьяне-горожане, тут – пираты, тут – нечистоплотные лорды, тыц-пыц, пожалуйте. Мне показалось, что реальности Шести Герцогств не хватает детальности, проработанности и, в общем, не хватает жизни.

«Ученика убийцы» для меня спасли предпоследние две-три главы. Автор решила, что хватит уже тянуть жилы из бедного Фитца, и бросила его в пекло государственной интриги, разворошив там как следует угли. Это был насыщенный, динамичный и драматичный финал, который оставил книгу на плаву.

Должен сказать, что знакомство с Хобб я вообще-то планировал начать с живых кораблей. Узнав, что у нее есть такая серия, я сразу представил себе незабвенного посла Коша с его ворлонским чудо-кораблем. Сейчас впечатление несколько смазанное, но думаю, что сагу о Видящих я все же дочитаю. А там, может быть, доберусь и до живых кораблей.



Тед Чан. «Купец и волшебные врата».

Тед Чан – живая иллюстрация народной мудрости «лучше меньше, да лучше». За двадцать лет он написал с дюжину рассказов – и удостоился едва ли не двух дюжин наград. Причем в его коллекции главным образом «Локусы», «Хьюго» и «Небьюлы», а не литературные грамоты крыжопольского кулинарного техникума. Согласитесь, достойно восхищения.

«Купец и волшебные врата» - это издание, в котором представлены повесть с одноименным названием и авторский сборник «История твоей жизни». Всего 9 произведений. Из этих девяти (далее мои оценочные суждения) – две настоящие жемчужины: «История твоей жизни» и «Ад – это отсутствие Бога»; два очень хороших рассказа: «Деление на ноль» и «72 буквы»; три хороших рассказа: «Вавилонская башня», «Понимай» и «Купец и волшебные врата».

Чан подкупает тем, что практически каждый его рассказ – это такой роман в миниатюре. То есть, потенциал замысла позволяет сделать роман-то как минимум, но автору хватает и пространства малой формы, чтобы захватить и окучить читательский мозг. Обладая, судя по всему, пытливым умом, Чан ждет той же пытливости от читателя. Надо понимать, дожидается: мне еще не попадалось о нем ни одного плохого или снисходительного отзыва.

Не понравилась мне только зарисовка для журнала Nature – «Эволюция человеческой науки», показалась несколько вымученной. И не зацепил рассказ «Тебе нравится, что ты видишь?» При этом этическая проблема, на которую предлагает взглянуть Чан, любопытная, но реализация, по-моему, не очень удалась.

Тем не менее, сборник заслуживает чрезвычайно высокой оценки. Это яркая, небанальная и научная в самом прямом значении слова фантастика. Это увлекательное и упоительное чтение. The name’s Chiang. Ted Chiang.



Fantasy & Science Fiction, март/апрель 2012

Я решил хотя бы немного систематизировать чтение на английском и для этих целей подписался на известный американский журнал Fantasy & Science Fiction, который выходит с 1949 года. Естественно, на киндл-версию. Журнал выходит шесть раз в год и обходится в 0.99 доллара в месяц. По-моему, довольно выгодное предложение за 260-страничное издание. Пару номеров я исправно ленился, а вот мартовско-апрельский выпуск прочел практически от корки до корки, опустив раздел о фильмах и еще что-то нехудожественное. Итак, что в номере.

Повести

Sean McMullen. Electrica

Повесть австралийского фантаста (кажется, я еще не читал австралийских фантастов) о британском офицере-кодировщике, который в 1811 году от Рождества Христова отправился к одному ученому, чтобы познакомиться с новой системой передачи сигналов. А познакомился в итоге с инородным разумом. В предисловии сообщается, что автор работает над романом в антураже этой повести. Я бы с удовольствием почитал: повесть вышла занятной, и исторический период любопытный.

Michael Blumlein. Twenty-Two and You

Грустная семейная история, затрагивающая тему болезни раком и молекулярных модификаций. Сюжетное решение, пожалуй, несколько предсказуемое, но в целом повесть с хорошим нервом и внутренней динамикой.

Albert E. Cowdrey. Greed

Более насыщенный язык по сравнению с первыми двумя повестями, но при этом довольно банальная и, в общем, малоинтересная история. Да и фантастический элемент, ну, э-э-э, скажем, скорее фиктивный. С точки зрения языковой практики – полезная повесть, с литературной – нет, не понравилась.

KJ Kabza. Gnarly Times at Nana'ite Beach

Сам автор в предисловии сообщил, что его утомило многообразие всяких стим- и прочих панков, и он хотел бы написать какой-нибудь отвязный трешак, чтобы показать, какая эта ерунда. Друг посоветовал ему замутить бичпанк (от слова beach, а не то перспективное направление, о котором все сейчас подумали). Получилась поучительная подростковая история о серферах и позерстве.

Peter S. Beagle. Olfert Dapper's Day

Питер Бигл написал новеллу с участием единорога. «Were you surprised? I was surprised». :)

Рассказы

Tim Sullivan. Repairmen

Незатейливая история на базе идеи о существовании параллельных измерений.

Robert Reed. One Year of Fame

Забавный рассказ про то, как роботы полюбили писателя.

Steven Utley. The Tortoise Grows Elate

Смешная история про ученых, которые отправились по зову науки в силурийский период. В 2012 году выйдет сборник Стивена Атли The 400-Million-Year Itch – я планирую его почитать. Стиль автора мне понравился.

Richard Bowes. The Queen and the Cambion

Трогательный рассказ про дружбу королевы Виктории и Мерлина.

Geoffrey Landis. Demiurge

Писатель написал роман, в котором писатель написал роман, в котором писатель написал роман, в котором…

Robert Walton and Barry N. Malzberg. The Man Who Murdered Mozart

Путешествие во времени, музыка, Моцарт, коварство против дабл-коварства.

C.S. Friedman. Perfect Day

Рассказ о повседневной жизнедеятельности индивида в условиях повышенной app-иризированности."




Книжное 1

Книжное 2

Книжное 3

Книжное 4

Книжное 5

Книжное 6
Tags: книги
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments